Кошка-Плюшка
Час дракона
Название: Праздник летнего солнцестояния
Автор: Кошка-Плюшка
Бета: нет
Пара/Персонажи: Кенрен, Годжун.
Рейтинг : нет
Жанр: не знаю
Предупреждения: нет
Дисклеймер: Всё – Минекуры, если оно ей надо

Они сидели за документами уже четвертый час, и конца видно не было. Годжун вдумчиво читал и правил текст, периодически задавая Кенрену вопросы. Кенрен откровенно зевал, жадно прислушиваясь к далеким звукам ночного праздника. На лбу у него большими иероглифами было написано «Отпусти!», у Годжуна крупными рунами - «Сидеть!»
По коридору процокали каблучки, и в кабинет впорхнула Милосердная.
- Я так и знала! Дамы на празднике сохнут без бравого генерала, а он парится со своим лопоухим шефом. Что произойдет, когда толпа страждущих поклонниц узнает об этом? А будете на меня глазами сверкать, главком, я вернусь сюда с десятком разъяренных прелестниц!
И Милосердная удалилась.
- Ксо! Чертовка, а не богиня! Не хихикайте так мерзко, Кенрен-доно! Генералу подобает громко и заливисто ржать. Можете идти…
- А вы останетесь дожидаться возвращения Милосердной и веселеньких девиц? Главком, да вы хитрец!
Годжун ахнул, грохнул кулаками по столу и… покраснел. Кенрен изумился.
- Не надо меня живьем есть, Годжун-сама, я ничего такого не сказал!
- Посмотрите на себя: потный, щетина суточная, табаком и перегаром разит на три метра! Ни сколько не аппетитно, - отомстил дракон.
- А дамам нравится! – похвалился генерал. – Кстати, Годжун-сама, вы тоже очень привлекательны… по-своему, женщины падки на экзотику.
Кенрен растекся по стулу и стал демонстративно рассматривать совершенно окобуревшего главкома.
- Загадочность – козырная карта, потом, коса – удавиться! Ох, это я не то сказанул. Культурный, галантный, молчаливый – вы танцевать умеете? Силы не меряно… Прошвырнитесь со мной на праздник, Годжун-сама, не пожалеете!
По мере произнесения речи, дракон, вопреки обыкновению, все сильнее терялся и вжимался
в кресло. Под конец он что-то для себя решил, встал и отрезал:
- Идемте!
- Куда? В таком виде? У вас что, одежды другой нет?
Кенрен по-хозяйски потащил Годжуна к шкафу и сноровисто ободрал с него плащ и шинель.
- Сапоги долой! Вот эти тапки подойдут. Майка невменяемая. Шелковая рубашка – то, что надо, не вздумайте застегивать. Хорошо бы цепочку серебряную или платиновую… Что, нету? А еще дракон!
- Хватит! Может мне ещё ногти покрасить? Вы же вот в форме, и - ничего!?
- Кенрен – ненормальный затрапезный генерал. Это все знают! Из образа выходить вредно. А, кстати, вы дамам как представляться будете? «Господин главком»?
Годжун посмотрел на своё отражение в зеркале и поморщился.
- Да, не похож. По имени, и… – это было нелёгкое решение, - говорите мне «ты».
- А это еще что? – вырвать катану из рук главкома было решительно невозможно, поэтому Кенрен просто заступил ему дорогу.
- Где? – растерялся дракон и пожал плечами, - я не привык… в том смысле, что привык…
- Расслабься. Не пугай народ.
Дракон вздохнул, положил катану на стол и вопросительно посмотрел на Кенрена.
- Теперь все?
- Причесочку бы тебе сменить… - генерал почесал затылок, - ладно, для первого раза сойдет.
Генералам тоже иногда приходится отступать.
Они привычно зашагали через армейский парк и плац к входным воротам. Вот, только, привычки у командиров Западной армии оказались слегка разными. Траектория движения главкома, проходящая строго посередине дороги с поворотами под прямым углом, никак не совпадала с маршрутом генерала: по газонам и тайным тропам среди кустов. В спорных случаях Кенрен, не церемонясь, хватал Годжуна за локоть и придавал ему нужное направление.
- Ты, Кенрен, не офицер, а лазутчик какой-то, - удивлялся дракон, спотыкаясь о корни.
- Я-то как раз офицер, а вот ты – конь перпендикулярный.
- Надеюсь, ты о шахматах? Тогда, я – король, - печально поправил его Годжун, - с соответствующей степенью свободы. Сыграем как-нибудь на досуге?
Когда Кенрен дотащил Годжуна до ворот, прическа дракона уже гораздо больше соответствовала развеселому празднику.
- Эй, дежурный, спишь? Открывай.
Голос Кенрена узнали, и на крыльцо вылез заспанный боец. Он зевнул во весь рот и проворчал: «шляются тут, то ведьма подвалила, то черти какие-то». Далее, в полной тишине Годжун прошел мимо окаменевшего стража в дежурку, снял с гвоздя связку ключей, открыл ворота, подтолкнул Кенрена, закрыл ворота и перекинул через них ключи.
- Попытка неформально пообщаться с личным составом провалилась, - он кисло улыбнулся, - хорошо еще, если заикаться не начнет. Ну, куда я пойду, народ пугать?
- На то он и личный состав, чтоб командиров бояться.
- Нет, Кенрен, я на праздник не хочу, так погуляю. Там шумно, а я устал. Спасибо, что вытащил.
И Годжун исчез, как не было. Кенрен удивился себе. Еще час назад больше всего на свете ему хотелось расстаться с командиром, а теперь стало грустно. Он поспешил к огням и музыке.
Кенрену повезло. Ему удалось сбежать с официального празднования Летнего солнцестояния к маленькому лесному озеру, прихватив с собой трех симпатичных непугливых девушек. Вы скажете, что трех девушек для счастья многовато? Генерал думал иначе. Компания делала прелестниц еще менее пугливыми, а там видно будет…
По дороге они добыли все, что нужно для пикника и теперь коротали время на берегу у костерка. Кенрен развесил бумажные фонарики девушек в густых ветвях: красота.
- Говорят, Внизу, в таких глубоких лесных озерах живут драконы.
«Типун тебе на язык», - подумал Кенрен, немедленно вспомнив командира, и тут в нем проснулось вдохновение.
- А какие они эти драконы?
- Чешуя, грива, рога, когти, клыки – все как положено.
- Ужас какой! Вы с ними сражаетесь?
- Не со всеми. И живут они не только Внизу. В глухих районах Тенкай (полчаса ходьбы от императорского дворца) еще остались места, где обитают небесные драконы. За преданную службу Император их терпит и, - шепотом добавил Кенрен, - многое им позволяет.
- Что же?!!
- Есть плоть и даже убивать! Одного я сам знаю.
- А какой он?
- Белесый, тощий, хладнокровный, уши как у осла,.. - Кенрену стало немного стыдно, и он приврал, - …красивый!
Девушки слушали его, открыв рот.
- А у драконов есть… семьи? - поскромничала с вопросом самая смелая.
- Да, - правильно ее понял Кенрен, - светлыми лунными ночами они выползают на берег и воруют зазевавшихся девушек…
- Зачем это мне выползать, я не дождевой червяк, ноги имеются, - раздался звучный насмешливый голос.
Под кустиком скромно стоял Годжун, и, сказать по правде, благодаря Кенрену выглядел он очень романтично. Не монументом самому себе в пыльной хламиде, а настоящим господином лесного озера.
- А это мой друг, зовут Годжун. Решил к нам присоединиться? – Кенрен шагнул к командиру.
Девчонки с облегчением перевели дух и заулыбались.
- Ха, - у дракона мерцали глаза, - это вы ко мне два часа назад присоединились.
- Он, между прочим, дракон, - предупредил Кенрен.
- Я дракон совершенно не между прочим, - фыркнул Годжун, подсаживаясь к костерку.
Сначала дракон сдержано улыбался кенреновским шуткам, а потом над одной, особо убойной, засмеялся, демонстрируя немаленькие клыки.
Девушки завизжали, но вопреки опасениям Кенрена, вовсе не от испуга. Одна из них пересела к Годжуну поближе и со словами «неужели, настоящее» потянула его за ухо.
- До сих пор были настоящими. И, сказать по правде, ещё никто не пробовал их оторвать.
Девушка внимательно исследовала доступное ухо, потом рог, ойкнула и отпрянула.
- Что?
- Они теплые…
- А я говорил, - Кенрен откровенно наслаждался произведенным эффектом.
Ее подруги побоялись несколько секунд, а потом перестали бояться и тоже пересели поближе к Годжуну. Началось изучение чешуек на щеках и длинных крепких ногтей.
- Дамы, дамы, на сувениры не растащите! – возмутился Кенрен, - Ну, как в таких условиях простому ками добиться внимания!
- Расскажите, а как драконы…
Понеслось!
Врать дракон катастрофически не умел, поэтому в затруднительные моменты он только жалобно поглядывал на Кенрена, а уж тот сыпал вдохновенными ответами.
- А зачем драконы крадут девушек?
Вопрос был обращен непосредственно к Годжуну, и дракон, как существо в высшей степени ответственное, счел нужным высказаться:
- Готовить. Вопреки слухам мы не едим сырую пищу. Стирать. Содержать сад в порядке. Убирать...
Кенрен от негодования подавился словами:
- Бл…, чтоб тебя… Годжун, не вздумай сказать это потенциальной жертве. Ни за что не догонишь, хоть на лошади скачи! Есть же что-то хорошее в жизни с драконом?!
Говорить о прочих, более приятных, аспектах семейной жизни с малознакомыми дамами дракон не стал бы даже под страхом смерти, поэтому он сильно смутился.
- Учись, пока я жив! Украденная девушка будет разбирать кучи бриллиантов и примерять шикарные украшения, сочинять письма подругам с подробным описанием новых нарядов…
- Каких еще нарядов? – поразился Годжун.
- Не тех, о которых ты подумал! Писать эти письма о роскоши на душистой шелковой бумаге павлиньим пером.
- Лучше пером, выдранным из жоп… э… из Феникса. Этот идиот обозвал меня на совете «мокрицей»! При Имп…
Ударенное исподтишка начальство вовремя заткнулось.
- Рвать с серебряных деревьев золотые яблоки, - припомнил Кенрен забытую детскую сказку.
- Зубы заболят! – дракон живо представил процесс и удивился вкусам девушек-ками.
- Дамы, к этому, - генерал ткнул пальцем в костлявую грудь главкома - сказанное не относится. Годжун у нас дракон несчастный: бедный и голодный, пожалейте его, - мстительно подытожил Кенрен.
Дракону тут же надавали еды из корзиночки с провизией и окружили лаской, а генерал, пока продолжалась суета, шепнул ему угрожающе:
- Жри и помалкивай!
Кенрен продолжил охмурение дам. С одной у него очень даже получалось: она не хихикала глупо в ответ на робкое пожатие руки, а опускала глаза и придвигалась поближе. Дракон палочкой рассеянно ворошил головешки костра. Остальные две барышни изо всех сил его развлекали. В основном – едой. Иногда они трепали драконью гривку и пытались найти на гладких ладонях линии жизни и судьбы. Их вполне невинные ласки Годжун сносил спокойно, даже помуркивал от удовольствия.
- Дамы, какие звезды!
Кенрен лег на спину и, показывая пальцем, стал перечислять созвездия, рассказывая притчи разных народов Низа об их возникновения. Годжун слушал захватывающие поэтические истории своего такого, оказывается, непростого подчиненного. Потом, вспомнил своё и, когда Кенрен замолчал, спросил:
- А можно, я расскажу драконью легенду?
- У драконов есть легенды? – удивился Кенрен.
- Твои сомнения понятны, - согласился Годжун. – Драконы знают, что звезды – это только другие солнца, и не придумываю легенд о звездах. Драконам известно всё о стихиях, и мы не слагаем легенд о ветре, воде и огне. Драконы не слишком романтичны, поэтому у нас нет легенд о сердечных переживаниях…
- А я слышала легенду о сердце дракона… - робко пискнула девушка, сидящая рядом с Кенреном.
- Ее придумали люди, а не драконы, - возразил Годжун тоном нудного школьного учителя.
- Годжун, а почему бы тебе не отдать свое сердце какой-нибудь красотке? - подначил
командира Кенрен. Глаза девушек сразу вспыхнули от любопытства.
- Тогда я умру, - спокойно сказал дракон и уставился на огонь.
Чешуйки на лбу и щеках вспыхивали бликами, а сочетание неподвижного живого тела и пляшущего на нем пламени наводило ужас. Может статься, в этот момент ночь перешла какой-то ей одной известный рубеж или озеро услышало своего повелителя. Наступила совершенно неестественная для ночного леса тишина, туман подобрался к пламени костра вплотную, а запах нимфей перебил запах дыма.
«Каппа ты, а не дракон», - подумал Кенрен с досадой, а вслух, чтоб как-то рассеять неприятное наваждение, напомнил:
- Так что у нас с драконьей легендой?
- Очень, очень давно, когда не существовало ками… - дракон смутился, но никто не перебил его… и он продолжил, - созвездия были совсем другими. Драконы летали среди звезд. Иногда, им хотелось пить…
Годжуну немедленно вложили в лапки пиалу.
- Спасибо. И есть… Спасибо. Они останавливались на красивых планетах… И похищали…
Кенрен не смог удержаться, закрыл лицо руками, и его плечи затряслись.
- Высоких чернявых придурков! – немедленно отреагировал дракон.
Девушки засмеялись, а кенренова – положила голову на оплечье избранника.
- Похищали то, что им действительно казалось ценным.
Дракон впервые сам коснулся жемчужных ноготков одной из своих неожиданных поклонниц.
- Они похищали чужие легенды.
Подняв глаза, Годжун понял, что имеет дело с восемью выпученными, очень красивыми
очами: тремя парами подобострастно-непонимающих глаз и одной парой черных, не понимающих без всякого подобострастия. Дракон осознал ситуацию и сменил стиль повествования.
- Прошу прощения, замечтался. Да, рядом с мудростью не рождаются легенды. Но и у драконов есть вещи, перед которыми отступает рассудительность. Драконы - воины, поэтому доблесть и верность присяге почитаются у нас выше прочих качеств.
Кенрену очень захотелось треснуть своего неромантичного командира тяжелым предметом промеж рогов. Вот, например, кулаком.
- Это история обычного дракона. Не самого умного и не самого храброго. Синего, из мелкого рода озерных драконов. Он и воином-то по молодости своей не был, когда все это началось. У драконов появился враг. Убийца, не разбиравший, кто перед ним: ребенок или солдат. Никому после встречи с этим хищником не удалось выжить, и никто не мог хотя бы рассказать, как он выглядит. Лучшие воины гибли, даже не успев обнажить меч. На их место становились юнцы. Подошла очередь Синего. А, надо сказать, что жило в те времена странное существо - бова… Может и сейчас живет, почему бы нет? Похожа она была на большого червя с короткими лапами. Существо не из мира драконов. Древние родичи рассказывали Синему о ней сказки. Вот, кто мог знать о слабых сторонах напасти. И Синий нашел бову. «По адресу пришел, мальчик, ЭТО – мой родственник. Но в нем жажда крови победила жажду жизни, а у меня – наоборот. ЭТО можно убить. Я тебя научу, но запрошу положенную цену. После победы ты станешь невидимым». «Все решат, что я трус и дезертир», - возразил бове Синий. Для дракона это невыносимо. «Выбор за тобой». «Судьба не спрашивает, можешь ты или нет, - подумал Синий, - я должен, значит я смогу». «Согласен». «Как только ты услышишь тихий звон, а на кончиках ушей почувствуешь жжение, бей мечом – ЭТО стоит у тебя за спиной. Потом просто дерись, ЭТО станет видимым и уязвимым, и ты его легко убьешь. Надеюсь, тебя учили сражаться?» - хихикнула бова и уползла в нору. Все так и случилось. Правда бой был не из легких, но мысль о сородичах, погибших от жала омерзительной твари, придавала Синему сил. Наконец он убил чудовище, а когда наклонился к воде смыть с лица кровь, то увидел в ней только отражение неба.
Годжун помолчал, соображая, договаривать или нет. Девушки не отрывали от него испуганных, но восторженных глаз. А вот непривычно серьезный Кенрен смотрел строго. И вовсе не
на командира, а куда-то вглубь своей души. Он догадывался о развязке.
- Так родилась легенда о невидимом драконе, - сообщил Годжун торжественно.
- Но ведь его можно расколдовать? - дрожащим голоском спросила одна из девушек.
Она так верила в хороший конец и так надеялась на чудо, что дракон сдался и покривил душой.
- Да, когда какая-нибудь девушка встретит его, полюбит и поцелует, он станет прежним, -
жизнерадостно закончил он древнюю легенду.
- А как она его найдет, он же невидим? – девушке очень хотелось, чтобы ответ на этот вопрос существовал.
- На ощупь! – радостно заорал Кенрен, и в качестве иллюстрации к этому счастливому событию принялся тормошить Годжуна, - жарко-то как, давайте купаться!
- Мы первые, не подглядывать…
- Вот потонете или каппа утащит, кто вас спасать будет?
Кенрен лег на спину, прикрыв веки. Потом протянул руку и подергал дракона за штанину.
- На самом деле как все кончилось?
- Какое может быть «на самом деле» у легенды, Кенрен?
- Да ладно, я же не трепетная барышня. Расскажи.
- Вообще-то, конец этой сказки каждый сочиняет сам и не у праздничного костра.
- Годжун… Ну, не томи.
Ками-сама, его генерал, оказывается, кое в чем очень похож на юную барышню.
- Синий перерезал себе горло на центральной площади города. Чары спали, и все увидели на его одежде пятна желтой крови чудовища.
- Так не пойдет, - сказал Кенрен решительно, - надо придумать этой легенде другой конец. Сейчас, подожди минутку!
- Пойду, утоплюсь, - пробурчал дракон и встал, - ох, нет, нельзя!
- Некуда деваться? – ехидно осведомился Кенрен.
Он подсел к Годжуну, тряхнул его за плечи и заглянул в глаза.
- Так и не скажешь правды, а, главком?
- Отстань!
- Драконам, значит, поцелуйчики нравятся? Сейчас устрою!
Годжун поначалу пытался мычать и отбиваться, но потом обреченно обвис в крепких руках. Мгновение спустя после того, как Кенрен осторожно разжал объятия, обстановка кардинально поменялась. Кенрен лежал на спине, а на груди у него сидел дракон и деловито душил генерала.
- Хррр…
- Что-что? – переспросил Годжун, ослабляя хватку.
- Отпусти меня, я хороший, я больше не буду.
В кустах захихикали.
- Отпустите его, пожалуйста, Годжун-сан. А что Кенрен-сан натворил?
Пока Кенрен откашливался, Годжун галантно поклонился дамам и извинился:
- Оставлю вас, очень хочется поплавать.
Поплавали. Попели песни. Даже заставили Годжуна спеть что-то бойкое и длинное на драконьем языке. Когда проводили девушек и повернули к казарме, Кенрен попросил дракона перевести песню.
- Вольный перевод, - не очень охотно согласился тот, но потом улыбнулся и продекламировал:
Небесные дороги
Не натирают ноги.
Не встретишь Наверху ты
Колючек и шипов.
Минуют Небо звери,
Болезни и потери,
Поскольку дело Будды -
Хранить нас от грехов.
По этой же причине
Не встретишь на чужбине
Русалок и йокаев -
Подружек и друзей,
Малиновых закатов
И громовых раскатов.
Из этого их рая
Домой беги скорей! - закончил Годжун ворчливо, - остальное нецензурно.
До самых казарм Кенрен молчал. А, когда они подошли к воротам, Годжун его опередил.
- Кенрен-доно, надеюсь, вы завтра не опоздаете на службу. До свидания. Дежурный! - драконьим голосом рявкнул главком, - Спите на посту!

@темы: фанфик, Кенрен, Джен, Годжун, АУ, Saiyuki Gaiden, G, юмор