Трое в джипе не считая мартышки

00:13 

Saiyuki-fan
Название: Скорей бы дождь
Автор: Коробка со специями
Бета: Айя
Пара/Персонажи: Шуэй, Комё, Корью
Рейтинг : G
Жанр: ангст
Предупреждения: таймлайн: флэшбеки 10-11 глав Генсомадена
Статус: закончен
Дисклеймер: всех имеет Минекура
Разрешение автора на размещение: получено
Примечания:огромные благодарности замечательному человеку Айа за то, что она сделала это читабельным. и за дивную характеристику "мегадеепричастный оборот")))

- Он будет следующим Санзо, - говорит Комё, берет Шуэя за плечо и разворачивает лицом к открытому окну, словно подчеркивая - вот он, посмотри.

Шорох метлы, резкий, раздражающе-ритмичный - прекращается - быстрый перестук шагов, звук удара и грохот падения. Смотреть тут не на что. За Корю Шуэй спокоен, а монахи жаловаться не придут - побоятся. Комё маячит за спиной, белый неясный силуэт на краю зрения, негатив густой полуденной тени.
- Скорее бы... Может, мне просто надоело быть Санзо Хоши, а? - спрашивает Комё, и Шуэй встряхивается всем телом, как большая собака, выбравшаяся из реки на берег.

Рука Комё слетает с его плеча с предсказуемой легкостью капель воды.
- Может, и надоело, - отвечает Шуэй. - Твои предложения?
- Скорее бы дождь пошел, - говорит Комё.

Шорох метлы возобновляется.
Красивый мальчик Корю. Мальчик преданный, верный, по-детски влюбленный. Не видит никого, кроме наставника, учителя и отца. Избирательная слепота, страшный возраст.
Как бы не случилось чего, думает Шуэй.
Когда одному надоело, когда другой - слеп и привязчив, когда третий вмертвую застрял между скукой и преданностью.

Тяжелый звук гонга надолго зависает в воздухе, созывая монахов на вечернюю проповедь.
- Выручай, Шуэй, - говорит Комё.
- Ни за что, - отвечает Шуэй, он никогда не мог отказать Комё, они оба это прекрасно знают.
А кто, интересно, смог бы.
Возможно, это знает Комё.
- Хорошо, что я могу на тебя рассчитывать, - улыбается он.

Шуэй медлит, пока тягучий звук растворяется в тишине, он пропускает еще два долгих удара гонга - говорят, прикосновение Санзо Хоши - это прикосновение самого Будды - но мысль о том, что Будда сошел с Небес специально для того, чтобы коснуться прохладными пальцами его щеки, - смешит, и Шуэй сдавленно фыркает, загоняя душную неконтролируемую тяжесть в самый дальний угол своей души.
Или самый укромный, кому как больше нравится.

Монахам он читает проповедь о желаниях. Люди вообще-то уходят в монастырь в том числе для того, чтобы избавиться от желаний. Ежедневный монотонный труд, медитации, духовные практики, боевые искусства. Считается, все это помогает. Есть сорт людей, которым помогает только зуботычина, правда, к Будде она тоже приводит далеко не всех.

Шуэй пересказывает монахам притчу о жадном волке и одновременно думает о том, что защита монастыря никуда не годится.
Его мучают дурные предчувствия.
Его душит запах благовоний.
Слова проповеди, легко и почти машинально слетающие с губ, горчат.
Скорее бы пошел дождь.
Наверное, тогда будет легче.
Он находит в толпе (радиус пустого места - два шага) фигурку Корю в тот самый момент, когда Корю беспокойно оборачивается, как будто заслышав знакомые шаги, - проповедь обрывается на полуслове, но им обоим просто показалось, и Шуэй выдерживает паузу так, что она кажется запланированной с самого начала.
Избавьтесь от желаний, говорит Шуэй.
Корю улыбается - по-взрослому невесело.
Его нежному возрасту эта улыбка совсем не идет.

А дождя все нет, и на те две-три чахлые тучки тоже надежды мало. На черном небе висит луна, круглая, большая и словно лоснящаяся от жира.
В окрестностях монастыря появились екаи - и это не те екаи, которых можно терпеть, а те, которые "хороший екай - мертвый екай". Комё шутливо замечает, что нужно попросить Корю прогуляться по лесу - и не будет никакой проблемы.
Шуэю хочется верить в то, что это просто шутка.
Чай остывает.
Шуэй крутит в голове проблему - самое простое и очевидное решение - это пойти и всех убить, но он знает, что Комё будет против.
Комё крутит в руках фуду - примеривается, что бы из нее такое сложить.
То ли птицу, то ли змею.
- Здесь маловато места для шикигами, Санзо-сама, - сухо говорит Шуэй.
- А, прости, - Комё кладет многострадальную фуду на стол.
- Я хотел бы завтра отлучиться на полдня, - делает пробный заход Шуэй.
- Завтра не получится, - отвечает Комё.
В комнату заходит Корю и ставит поднос с чаем на низкий столик, садится рядом.
- Послезавтра?
- Я бы тоже хотел пойти, Комё-сама, - говорит Корю - упрямо прячет глаза за отросшей светлой челкой.
Корю тоже есть что защищать, пусть даже то, что он хочет защитить, в защите никогда не нуждалось.

Шуэй думает, что ему давно стоило уйти из этого монастыря.
Оммъёджи Шуэй - желанный гость в любом монастыре и сам по себе серьезная боевая единица.
- Решено! - радостно сообщает Комё. - Вы пойдете вместе.
- Санзо-сама... - начинает было возражать Шуэй, но Комё его перебивает.
- Корю, сходи, принеси мне, пожалуйста, пепельницу...
Корю выразительно смотрит на пепельницу, стоящую рядом со столиком, и уходит.
Двигается он легко и бесшумно, совсем как призрак.
Это хорошая основа.
- Я никуда с ним не пойду! - возмущенно говорит Шуэй, когда дверная створка задвигается. - С ума сошел, что ли?
- Конечно, не пойдешь, - согласно кивает Комё. - Не знаю, правда, как ты ему будешь это объяснять...
Шуэй тяжело вздыхает, усилием воли прогоняет раздражение и молчит, глядя на сдвоенную тень, извивающуюся и дергающуюся на белой стене.
Это ветер, он колышет пламя светильника, стоящего за спиной Шуэя.
- Ты начинаешь мне мешать, - тепло, почти нежно говорит Комё - таким голосом разговаривают с жертвой, беспомощной и обреченной на смерть, но все еще сопротивляющейся.
- Ладно, - с тщательно отмеренной беспечностью отвечает Шуэй. - Больше не буду. Мешать.

Потом начинаются дожди, но легче от этого не становится.
Ощущение неконтролируемого падения в пропасть медленно сводит с ума, а бессонница превращает мир во что-то обрывочное и искаженное - пятна крови, подсыхающие на белых дверных створках, звон какого-то металлического предмета, катящегося по полу, - и прочие приятные мелочи.
Ни в коем случае нельзя показывать, что с тобой что-то не так, и Шуэй, стараясь вести себя как обычно, становится все более неадекватным: таким жизнерадостным общительным придурком он не был, пожалуй, и в возрасте Корю.
Есть ли более жалкое зрелище, чем оммъеджи, преследуемый галлюцинациями?
Есть.
Красивый, по-детски привязчивый мальчик, бросающийся на горных медведей.
Возможно, та шутка Комё шуткой все же не была.

И вот в один поганый дождливый вечер - скорее бы пошел дождь, тогда будет легче, да? - Шуэй, собрав уже свои скудные монашеские пожитки и приняв от Комё в качестве прощального подарка фуду Араи - тот объяснил, что все равно никто, кроме Шуэя, не сможет ей воспользоваться, а раз так, то не жалко, - направляется к Корю.
Шуэй собирается уехать из монастыря утром, и пока об этом знает только Комё.

А насчет бессонницы, галлюцинаций и прочих приятных мелочей - Комё пообещал ему, что завтра утром Шуэй об этом и не вспомнит.
И да, Шуэй привык ему верить на слово.

@темы: Шуэй/Рикудо, Мини, Корью, Комё Санзо, Джен, Saiyuki, G, ангст, драма, фанфик

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная