Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×

Трое в джипе не считая мартышки

02:46 

летняя сессия презентс

маленький грустный тролль
сатори — это смерть
Название: неправильная история
Автор: маленький грустный тролль
Пара/Персонажи: Годжун, Канзеон Босацу, Кенрен, Гоку
Рейтинг : G
Жанр: АУ, педагогическая драма :laugh:
Дисклеймер: манга Саюки принадлежит Минекуре-сама, учебник педпсихологии - И. А. Зимней, а "Остров сокровищ" - Стивенсону


Годжун уже заканчивал чтение отчёта, отчаянно стараясь не краснеть за творение коллективного разума «маршал-генерал, версия казённо-отчётная», когда в дверях появились они.
Слуге было явно не по себе, и он тут же принялся торопливо объяснять Босацу что-то о странной твари, которую нашли Внизу на горе Цветов и Плодов. Стоявший рядом с ним ребёнок переминался с ноги на ногу и с любопытством озирался по сторонам сиявшими из-под лохматой чёлки золотистыми глазами.
- Я о нём позабочусь, - заявила Канзеон Босацу.
- Но… Босацу-сама… - горячо зашептал ей на ухо верный Джирошин, - у вас же даже комнатные цветы вянут в два дня.
- Ха! Кто сказал, что я буду лично за ним присматривать? Скажем… - богиня оглянулась. Как назло, приёмный зал был пуст. Однако цепкий бодхисаттвин глаз всё-таки выловил сливавшегося с антуражными мраморными колоннами дракона. Годжун старался не вслушиваться - вникать в дела бодхисаттвы себе дороже – и поэтому использовал годами отрабатывавшуюся технику «спокойствие вековечных гор в час заката». Так он мог простоять в одной позе до нескольких дней, размышляя о нерушимых законах бытия или распределении премиальных в следующем квартале.
- Да, вот, например, - несколько неуверенно произнесла бодхисаттва, чувствуя, что что-то идёт совсем не так, как должно. – Главком: красавец, умница…
В остекленевших глазах главкома не отразилось ни капли внимания к происходящему.
- Смиииррррна! – вдруг совсем не женственно рявкнула богиня любви и милосердия. Годжун вздрогнул и вытянулся в струнку. Ребёнок выронил вазу, которую тихонько стащил с подставки, чтобы получше рассмотреть, и икнул от страха.
- Слушай, - спокойным тоном продолжила Босацу. – Вот тебе малец. Воспитывай его там, присматривай, ну… - Присутствовавшие явно ждали от неё чего-то ещё, и она прибавила:
- Посмотрим, сможешь ли ты стать для него… эээ… стать… - с сильным сомнением посмотрела на безразличную мину Годжуна и сказала, чтобы закруглить фразу: - Ну, учителем там, я не знаю…
Что-то подсказывало бодхисатве, что даже нелюдимый Конзен справился бы с этим лучше, чем венценосное чешуйчатое бревно с удавьими глазищами, стоявшее перед ней сейчас. Однако племянник был в отпуске, а больше под рукой никого не оказалось. Ей даже было немного жаль ребёнка. Хотя…
Годжун перевёл немигающие алые глаза на мальчишку. Тот почувствовал, что должен что-то сказать, но слова застревали у него в горле.
- Ух ты, - выдавил он наконец и протянул руку к пушистому кончику драконьей косы. – Совсем как…
Сравнения в голову лезли самые дурацкие, и мальчик, вконец растерявшись, затих. Его не оставляло ощущение, что всё должно быть совсем по-другому.

***
«…Человеку этой профессии свойственны: умение руководить, учить, воспитывать…», - прочитал Годжун. В его памяти всплыли многочисленные нотации, выговоры и разъяснительные беседы, которые он проводил в течение своей службы. Хвала генералу, у него достаточный опыт в этой области. Даже чересчур.
«…широкий кругозор, наблюдательность к проявлениям чувств…». О, наблюдательность и зоркость не раз спасали ему жизнь в боевых вылазках, по этому пункту никаких сомнений не возникало. На кругозор Годжун тоже не жаловался: он запросто мог заметить подкрадывающегося со спины врага, как бы хорошо тот ни маскировался. На полях появилась ещё одна размашистая галочка, а смутным подозрением, вызванным словом «чувства», относившимся к наблюдательности, Годжун храбро пренебрёг.
«…осуществлять полезные действия по обслуживанию различных потребностей людей», - формулировка вызвала у главкома некоторое недоумение. «Ладно, пока опустим». Вот, то ли дело «оптимистическая убеждённость в правильности служения народу и государству» - всё чётко и ясно, как текст присяги.
«…решение нестандартных задач…» - дракон даже улыбнулся уголками рта. Каждый день в его Западной был нестандартной ситуацией. Он по праву мог гордиться своей армией – и собственной ролью в усмирении и направлении в мирное русло её разрушительного потенциала.
«…проектировочный подход к человеку, основанный на уверенности, что человек всегда может стать лучше…». По правде сказать, вера в будущее уже почти изменила ему, но одно только существование Кенрена в рядах Западной Небесной доказывало, что слова «проектировочный подход к человеку» и «педагогический оптимизм» вполне могли бы красоваться на дверях Годжуньего дома вместо девиза.
Однако хорошее закончилось на этой отметке.
«…умение слушать и выслушивать; душеведческая направленность ума, способность сопереживать, коммуникабельность, готовность идти на компромисс…». С каждой строчкой главкомова уверенность в себе падала, пока параграф не завершился «любовью к детям», припечатавшей своей железобетонной неизбежностью и без того эфемерные шансы Годжуна стать педагогом.
Он с сожалением захлопнул ветхий том и тут же фыркнул: над столом поднималось пыльное облако.
Из филиала императорской библиотеки имени вороватых рук маршала прибывали всё новые книги. Ответственный Годжун не мог приступить к воспитанию ребёнка, не изучив вопрос со всех сторон. Нужно было столько всего решить: какой стиль педагогического общения избрать, по какой системе обучения заниматься… Кроме того, привычная бумажная работа оттягивала момент новой встречи с ребёнком, которого пока по старой дружбе и велению субординации приютил Тенпо.
В обед забежал Кенрен, чтобы оставить новую партию педагогических сочинений, надкушенный бутерброд и термос с кофе, сильно отдающим запахом коньяка и очень слабо – собственно кофе. Узнав о том, что на начальника повесили воспитание ребёнка, Кенрен стал как-то по-особенному внимателен и услужлив; несколько раз Годжун ловил на себе его жалостливые сочувственные взгляды. Генерал явно был не понаслышке знаком с подобными вещами.

***
Золотые глаза смотрели на него в упор, не отрываясь, и от этого становилось ещё неуютнее. За четыре дня безымянный ребёнок успел немножко подрасти, перезнакомиться со всеми членами первого эскадрона, провернуть с десяток мелких шалостей и парочку крупных, из-за которых эхо императорского ора до сих пор отдавалось в драконьих ушах, подружиться с богом войны и напакостничать ещё и с ним на пару, окончательно извести популяцию уникальных лотосов в пруду бодхисаттвы (это даже пробудило в Годжуне некоторое уважение к воспитаннику), уничтожить легендарный Квартальный Отчёт и обзавестись с лёгкой руки начитанного Тенпо именем.
Гоку. Го-ку.
Вот он сидит, забравшись на жёсткий стул с ногами, и рассматривает его. Он всегда смотрит так. Годжун не мог разглядеть чувств, прятавшихся за этим пристальным взглядом, но вряд ли они были очень уж радужными. Отношения не складывались.
Гоку, от души презиравший формальные полные имена в общении с кем угодно на свете, с первого раза запомнил длинное скучное «Годжун-сама» и называл наставника только так. Живой и подвижный, моментально цепенел в его присутствии, а открытый взгляд сменялся вот таким – упорным, изучающим.
Сам Годжун чувствовал себя неловко в его присутствии. Боялся заговорить громче обычного, сказать что-то не то – и при этом вообще не понимал, о чём с ним можно говорить, несмотря на десятки проштудированных учебников и статей. Его движения становились скованными, и даже голос звучал как-то фальшиво. И что с этим делать, было непонятно обоим.
Годжун немного помолчал и продолжил читать: «…Скоро якорь был поднят и укреплен на носу. С него капала вода. Ветер раздул паруса. Земля отступила. Корабли, окружавшие нас, стали удаляться. И прежде чем я лег на койку, чтобы подремать хоть часок, «Испаньола» начала свое плавание к Острову Сокровищ».
- А какое оно – море? – спросил вдруг Гоку, вновь бросая на дракона загадочный испытующий взгляд. – Они всё говорят, оно спокойное, оно бурное, оно шумит… Что это?
- Море – это часть Мирового океана, - привычно забубнил Годжун определение из энциклопедии, но потом спохватился: - То есть, как? Море, оно же… Чайки, прибой, тучи на горизонте, бриз…
Недоумение на лице Гоку проступило ещё более явственно.
- Хотя в самом деле, откуда тебе знать, - устало пробормотал главком, подходя к двери. – Смотри.
Дверь распахнулась, и оттуда вырвался порыв просолившегося, горячего воздуха.
Гоку продолжал сидеть, вцепившись в спинку стула, как в последнее прибежище.
- А вы… Вы давно так умеете? – наконец, выдавил он, не сводя зачарованных глаз с дверного проёма, откуда доносился громкий размеренный шум.
- Сколько себя помню. Положено так, - буркнул Годжун и его лицо просветлело. Он очень давно не был дома. – Идёшь?
Ветер швырнул на пол горсть песка, разметал бумаги со стола, поиграл кисточками шнурков на тяжёлых занавесях.
- И мы будем ловить медуз и грабить пиратов? И пить ром? И есть морских черепах и альбатросов? – донеслось уже из-за порога.
- Ну, насчёт последнего не уверен, но…
Голоса удалялись, пока не растворились в шуме прибоя.

Канзеон Босацу осторожно прикрыла дверь и чуть заметно улыбнулась. Неправильная история начала выправляться, переплетаясь с другими, ещё не случившимися и теми, что уже никогда не случатся.
Возможно, это было к лучшему.

@темы: фанфик, Тенпо, Сон Гоку, Мини, Кенрен, Канзеон Босацу, Джен, Годжун, АУ, Saiyuki Gaiden, G

Комментарии
2011-06-22 в 02:56 

Дрекки Дримм
There's a time and place for everything, and I believe it’s called 'fan fiction'.
Это так чудесно...Мне так нравится ваш язык, он красивый и легко читается)

2011-06-22 в 02:57 

маленький грустный тролль
сатори — это смерть
Drakona-chan
Спасибо:-))).

2011-06-22 в 02:59 

... За то, что любишь - борешься. За что не сражаешься - не любишь.
:hlop::hlop::hlop: :red:

2011-06-22 в 03:09 

маленький грустный тролль
сатори — это смерть
Ajali
:shy:

2011-06-23 в 18:31 

Кошка-Плюшка
Час дракона
Какая прекрасная неправильная история!:red:
А Гоку умеет плавать? Подозрительно, что Годжун его об этом даже не спросил...)))

2011-06-23 в 21:35 

маленький грустный тролль
сатори — это смерть
Кошка-Плюшка
Спасибо:-).
Там же есть песок. Значит, предполагается как минимум берег. А там уж разберутся:-))).
Кроме того, обезьянки обычно хорошо плавают. :laugh:

2011-06-23 в 21:43 

Кошка-Плюшка
Час дракона
Гоку в оковах, ему трудно плавать, чисто теоретически.
Как прекрасно, Проду бы? а?

2011-06-23 в 21:50 

маленький грустный тролль
сатори — это смерть
Кошка-Плюшка
Упс. Как же это я запамятовала:-). Утопила бы персонажа с самыми лучшими намерениями. :lol:
Не знаю даже. Они сложно на контакт идут. Подумаю, но не обещаю:-).

2011-06-23 в 22:27 

Кошка-Плюшка
Час дракона
маленький грустный тролль
Чем, труднее, тем интереснее ! Сюжет великолепен. Это отдельная сказка.

2011-06-23 в 22:33 

маленький грустный тролль
сатори — это смерть
Кошка-Плюшка
Угу. Очень хотелось спихнуть Гоку кому-нибудь другому, но с Кенреном и Тенпо он и без того слишком много общается, ничего нового бы не было. Так бедный Годжун и попал под раздачу:-))).
Мне тоже трудно. Из меня педагог даже похуже, чем из Годжуна. :-D

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная