Трое в джипе не считая мартышки

01:45 

мини

#darkfuckingaway
Название: Пыльная трава
Автор: #darkfuckingaway
Персонажи: Са Годжо, Чо Хаккай
Рейтинг : G
Дисклеймер: не имею
Примечания: в процессе майндфака пострадал только мозг автора

Хаккай отшатнулся, но на ногах устоял.
Между пальцами прижатой к лицу руки змеились тонкие струйки крови.
- Годжо, сзади! - лезвие прошло слишком близко от его шеи, и беспокоиться о ком-то ещё стало затруднительно. Два выстрела подряд, слева чей-то крик, и...
Что-то было в корне неправильно, но Годжо никак не мог понять, что.

Деревушка была пыльной. Именно это слово приходило на ум в первую очередь. Им можно было описать абсолютно всё, что попадалось им на пути в последние две недели. Пыльная придорожная трава, пыльные чахлые кустики у обочины (когда они в последний раз видели не то что рощицу - хотя бы дерево, хоть что-то выше полутора метров?), пыльный щебень дорог, постепенно сходящий на нет, редкие пыльные хижины... Уже вторую неделю они катили по самой границе с пустыней, не решаясь пересечь её - вторая неделя по исчезающе незаметным следам колёс, теням полузаброшенных дорог. Сухой ветер мёл извивающиеся ручейки пыли впереди джипа, уводя путешественников всё дальше и дальше в глубь выжженного солнцем края.
Это уже даже не раздражало. Годжо давно не чувствовал ничего, кроме всепоглощающей усталости.
Слишком много солнца. Слишком много... пыли.
Встреченная на окраине худенькая малорослая женщина что-то пролопотала на непонятном певучем наречии и махнула рукой в сторону, пряча лицо в узорную ткань.
Они успели дотащиться до гостеприимной лачуги прежде, чем мотор заглох окончательно.

Годжо проснулся на закате. Неяркий свет бил прямо в глаза. Огромное оранжевое солнце, расплываясь, будто подёрнутое рябью, уже наполовину скрылось за горизонтом.
Хаккай улыбнулся вполоборота, скосив глаза, и отдёрнул вторую занавеску. В комнатке стало ещё светлее; поднявшееся с ткани облако пыли медленно закружилось в воздухе.
Что-то было не так, совсем не так.
- Ты вовремя. Мы только что вернулись от старейшин. Отправляемся через полчаса, когда стемнеет.
- Пустыня? - в горле внезапно пересохло. Санзо до последнего откладывал этот перегон, и ни у кого не было ни малейшего желания с ним спорить.
- Да.
Хаккай снова уселся по-турецки на полу, окружённый грудой тряпья. Иголка неторопливо делала стежок за стежком. Ставшая родной, как порог собственного дома, картина. Даже роднее - Годжо уже не был уверен, что вот так сходу вспомнит, как выглядит его дом.
«Ты всё понимаешь».
Хаккай в тени мягко улыбался одними глазами цвета пыльной травы.
Годжо не понимал, но отчаянно пытался, чувствуя, как что-то важное раз за разом ускользает от него.
Пустыня впереди медленно остывала и ждала их.

Когда они выехали, небо на западе ещё полыхало догорающим рыжим, но на востоке в бархатной синеве уже загорались первые звёзды. Местные жители наблюдали за ними, столпившись на выезде из деревни, и даже закатные отблески не добавляли красок их серым лицам. Ни удивления, ни любопытства - только молчаливое ожидание, как у бескрайних песков Тар, десятилетиями подступавших к окраинным лачугам и угрожавших однажды погрести их под собой навсегда.
Угрюмое осунувшееся лицо Санзо выражало решимость человека, идущего навстречу своим страхам – он замкнулся в себе, как только сел на переднее сиденье и сжал рукоять шоуреджо.
Возможно, их путешествие никогда не было так близко к провалу, как сейчас.
Годжо поудобнее устроил голову спящего Гоку у себя на коленях и перестал думать.
Дорога закончилась через несколько часов. Просто растворилась в песчаных заносах, а вездесущий ветер разгладил следы шин. Джип моментально встал. Пустыня жадно впитывала каждый их шаг – усталых, перегружённых поклажей людей.
Песок забивался под одежду, просыпался в башмаки. Песок был в ушах, в носу, в волосах.
Годжо боялся кашлянуть. Ему казалось, что он уже покрылся изнутри толстым слоем бархатистой пыли, и если он закашляется, из его горла посыплется песок.
Пустыня в считанные минуты обесцветила их лица, украла громкость голосов, приглушила улыбки. Она окружала их, касалась их, вдыхалась и выдыхалась ими.
Они упрямо шли почти всю ночь, пока пыль в их сердцах не сказала, что у них больше нет сил.

Кровь падала в придорожную пыль и катилась по ней крупными тёмно-красными шариками. Чем ближе была конечная цель, тем чаще нападали ёкаи. Весь их путь был усеян рассыпающимися рубиновыми бусинами. Они снились Годжо по ночам – видит небо, не оттого, что он слишком редко видел их наяву.

Огонь развести не удалось, хотя Годжо упорно пытался. Видимо, тонкие веточки «катеху» были не лучшим топливом. Лёгкие покрывала почти не спасали от холода, но это было самое большее, что они могли взять, учитывая, что поклажу приходилось тащить на себе.
Годжо лежал на спине, глядя в чёрное небо, и пытался вспомнить, как давно в последний раз слышал голос Санзо. Или ругался с Гоку.
Он так и не смог заснуть, несмотря на всю свою усталость.
- Не спится?
Хаккай с неизменной улыбкой наблюдал за ним выцветшими глазами.
«Ты ведь всё знаешь, верно?».
Годжо нехотя пожал плечами.
«Годжо, сзади!», - и тусклый блеск металла совсем рядом. Рука, прижатая к лицу. Кровь. Выстрелы. Всё было так просто.
- Как ты увидел того ёкая за моей спиной?
Тот виновато развёл руками.
- В самом деле, неловко вышло. Я и забыл, что не должен видеть правым глазом. Понимаешь, чем дальше на запад…
Хаккай задумчиво перекатывал в пальцах стеклянный шарик, несколько лет служивший заменой его потерянному глазу.
- Лимитеры слабеют, - кивнул Годжо и уселся на песке, скрестив босые ноги.
Над белым песком слабо мерцали звёзды. Огромное беззвучное небо ждало следующего вопроса.
- И кто же ты… теперь?
- Считай меня Хаккаем. Знаешь, он бы обиделся. Вы ведь так ничего и не заметили. Или не хотели замечать?
Годжо снова кивнул, закуривая.
- Не хотели. Не самое приятное обещание, но я задолжал ему ещё в прошлой жизни. Мне придётся убить тебя – как он убил бы меня, обратись я раньше.
Тварь мягко рассмеялась Хаккаевым голосом.
- А ты правда хочешь убить его? Он всё ещё здесь, просто спит. Не буду лгать – нет ни единого шанса, что он проснётся. Но он жив.
Пыльная трава в его глазах. Пыльная трава давно прошила его тело насквозь, пронизала сосуды, проросла в глазницы, обвила сердце.
Он жив.
Если бы ему нужно было описать Хаккая одним словом, это было бы «занудство».
По руке твари – руке Хаккая – скользнула лоза. Проклятая серо-зелёная плеть, способная убить одним прикосновением.
Годжо отвернулся, чтобы не видеть отрастающих когтей.
Обезумевшее чудовище с лицом его друга сидело в двух шагах от него и улыбалось блаженной сумасшедшей улыбкой.
- Ты даже монаху не скажешь. Он ведь раздумывать не станет, верно?
- Не скажу, - согласился Годжо. Затушил сигарету о холодный песок и снова улёгся, закинув руки за голову.
Тварь хмыкнула.

Пыль скрипела на зубах, набивалась в глаза, нос, уши. На юге собиралась пыльная буря.
Тварь тихо спорила с Санзо о направлении движения.
Годжо улыбался.
Ему всю ночь снилась пыльная трава, прорастающая сквозь его мёртвое тело к солнцу и свету.

@темы: G, Saiyuki, Мини, Са Годжо, Чо Хаккай, фанфик

Комментарии
2012-03-10 в 03:02 

Ishytori
Музыковедьма
Ухх... Шикарно, просто шикарно. Очень атмосферно, правдиво и грустно.
:red: :red: :red:

2012-03-10 в 10:52 

robervary
Хорошо. Задумка отличная, а на душе после прочтения словно слой пыли осел. Не знаю, мне грустно. :(
#darkfuckingaway, спасибо вам за текст!

2012-03-10 в 11:26 

#darkfuckingaway
Ishytori, robervary,
Спасибо. :goodgirl: На самом деле конец максимально оптимистичен, насколько это возможно в рамках сюжета.

2012-04-16 в 21:57 

Aleksis~7
Ничего, прорвемся!
очень атмосферно.. и как-то "по-саюковски", что ли...
спасибо за прекрасное.

2012-04-16 в 22:04 

#darkfuckingaway
Forsaken_in_night,
Спасибо. :flower:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная